Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
"Сага"Сага первая"
 
Слово от автора.

Автор заранее просит прощения за содеянное. 
Героями истории, по воле автора, стали жители канала,
с которыми автор знаком либо видел на канале, а также
он сам. Автор вполне мог неточно передать образ
персонажа, но теперь уже поздно что-либо менять.
 Автор извиняется перед теми жителями канала,
которых он забыл упомянуть, а забыл он многих. Но
пространство рассказа не позволяет вместить много
действующих лиц, иначе только перечисление имен заняло
бы пару листов, что, согласитесь, мало отвечает общему
принципу ведения повествования, к тому же рассказ и не
подразумевает наличие персонажей в количестве 'ста тыщ
миллионов', как говорит один мой приятель. И - вы ведь
все равно участвуете! Пусть ваши имена не упомянуты,
но столь ли это важно?..

Автор лично просит прощения у госпожи Орелии за
причиненные страдания. Надеюсь, Вы не обиделись на
бедного бога за подобную вольность.

История о канале:

1.
Волк вскинул лохматую голову и неожиданно завыл.
Окружающие удивленно поглядели на него. Какой-то
гоблин повертел пальцем у виска, но тут же виновато
осклабился: волк смотрел ему прямо в глаза и скалил
пасть. Зверь улыбался.
- Веселишься, Арвид? - некромант тряхнул головой и
зевнул. - Смотри, как бы хвост не отдавили:
- Пинка ему под ребра, - согласно кивнул одетый в
серое мужчина. - Ишь, разошелся на ночь глядя. Вот
разбудишь Орелию, она тебе не только хвост:
- Никак, остроумничаешь? - раздался позади женский
голос. Мужчина скорчил волку рожу и развернулся.
Первое, на что он обратил внимание, были упертые в
бока локти, которые явно не предвещали ничего
хорошего.
- И не думал, сударыня! - расплылся мужчина в улыбке.
Пальцы за спиной отчаянно молили хоть о какой-нибудь
помощи. Через секунду в них возник заботливо
сотворенный сочувствующими цветок. Еще спустя
мгновение серый воин стоял на одном колене и, чарующе
улыбаясь, протягивал тюльпан Орелии. - Не соизволит ли
сударыня принять сей скромный дар от моей еще более
скромной персоны?
- Ты, оборотень, когда-нибудь пожалеешь о длине
своего языка, - девушка была не в духе. Серый пожал
плечами:
- Ладно, не злись. Знаешь ведь, что я любя.
- Знаю, знаю: Пойду-ка я, прогуляюсь. Нехорошо
что-то, словно: Не понимаю: - задумчиво произнесла
девушка. Она накинула короткий плащ и неторопливо
скрылась в чаще.
- Может, пройтись с ней? - предложил Арвид. - Не
нравится она мне сегодня.
- Оставь, - некромант ткнул веткой в костер. Взгляд
его замер на легко колыхавшемся пламени. Над поляной
повисла тишина, только у дальних сосен бесы метали
кости и ругались хриплым полушепотом. - Сдается мне, я
тоже чувствую нечто подобное: Как будто:
- Как будто знаешь, что впереди обрыв, но свернуть
уже не успеваешь, - тихо подсказал вышедший из тени
человек в темно-синем хитоне и с жезлом в руке. Он
присел у огня, положив жезл на траву, и грустно
улыбнулся. - Приветствую, друзья.
- Привет тебе, - некромант встряхнулся, прогоняя
оцепенение.
- Здравствуй, проводник, - серый расстегнул и вновь
застегнул фибулу на плаще. Арвид приветственно
наклонил мощную голову.
Пришедший теребил короткую бородку, остальные
молчали. Наконец заговорил некромант:
- Что ты видел, Гермий?
- Многое, Неф, - пробормотал посланник богов. - Я
видел: видел армии: Людей. И нелюдей. Железо идет на
нас, железо, погоняемое плотью.
- Они везде, - подтвердил Арвид. - Я тоже видел. Лес
сопротивляется, но ему не устоять.
Серый поднялся и прошелся вокруг костра. Меч
неритмично стучал о его ногу.
- Что ж, будем драться, - сказал он жестко.
Опять тишина. Даже бесенята спрятали кости и тревожно
прислушивались. Лес молчал, вековечно спокойный,
спокойный и теперь, в минуту опасности. Он был слишком
стар, чтобы прыгать, размахивая конечностями-сучьями,
и кричать молодецким шелестом листвы, пробуждая в себе
былой воинственный дух. Когда-то первые Бессмертные,
придя сюда, столкнулись с еще юным и оттого
вспыльчивым леском, ужасно не любившим чужаков.
Бессмертные потратили не одну вечность, дабы объяснить
Лесу, что они не враги ему. Лес отказывался понимать
долго, но все же недостаточно долго для донельзя
терпеливых Первых. Им не удалось окончательно
приручить его, но Лес больше не водил в бой с чужаками
манипулы древесного воинства, не создавал хитроумных
ловушек и западней и вообще вел себя вполне мирно,
чего от него, собственно, и ждали. Звери тоже привыкли
к Бессмертным, не шарахались прочь с тропы при виде
Первого и не искали случая разорвать ему горло. В Лесу
расчистили Поляну, куда мог прийти всякий, и всякому
находилось место у костра, и доброе слово, и совет: Но
если приходил замысливший недоброе, Лес сурово карал
его:

2.
В соседних кустах послышался треск, тонкий вскрик,
пара шлепков, и глухой голос наставительно проворчал:
- Драться, драться: Вам если с кем и воевать, то
только с пробками в собственных ушах.
Из кустарника, раздвинув ветки, выбрался плечистый
огр, волоча за шиворот извивавшегося человека. Человек
был одет в причудливо раскрашенную куртку, мешковатые
штаны и черную шапочку. Он отчаянно дергался и пытался
вырваться, но вскоре стих, безвольно обвиснув в руке
великана. Следом за огром появился эльф, небрежно
забросивший за спину лук и помахивавший тросточкой в
такт ходьбе.
- Ну, огрище, ты даешь! - вскричал серый. - Предлагаю
наградить нашего злобного товарища Печатью
Совершенства!
- Засунь свою печать себе в : - беззлобно, вопреки
сказанному, откликнулся огр. - А лучше свяжи-ка этого
молодца. Чтоб не убег.
- Слушаюсь, мой повелитель! - воин извлек откуда-то
толстую бечеву и быстро связал пленнику ноги, обмотав
другой конец веревки вокруг дерева. - Ты где его
поймал?
- В кустах у тебя за спиной, - огр поскреб волосатую
грудь. - Лежал и думал, что делает это тихо. Ха! Там
еще какая-то железная штука валяется, наверное,
оружие.
- Это не оружие, - сказал эльф уверенно. Глаза
Бессмертного были словно подернуты темно-красной
пеленой, но смотрели дружелюбно и серьезно. - Это Око.
Ночное Око. Без него он слеп сейчас. Я встречал такие
на западе: Он разведчик, хотя и плохой. Скорее всего,
он пришел не один.
- Надо проверить окрестности, Рип, - обратился к
эльфу некромант. - Я не хочу бессмысленных жертв.
Никаких жертв. Гермий:
Бог поднялся и скользнул в лесной сумрак. Эльф
последовал за ним спустя секунду. Едва слышный шепот
листьев - и тишина. Великан подошел к костру и,
крякнув, опустился на поваленный ствол. Он поковырял
ногтем кору и гулко кашлянул.
- Говори давай, - Неф откинулся назад и оперся спиной
о дуб. Серый ободряюще кивнул.
- Уходить надо! - рубанул сплеча огр. - Ноги уносить:
Ты не подумай, Неф, что я трушу или еще чего. Просто
нам НЕЛЬЗЯ сопротивляться. Я, конечно, тупой и так
далее, но это понимаю. Тут ведь дело не в нас и не в
них. Дело в Лесе. Я не хочу, чтобы ставшее для меня
домом место превратилось в мертвое кладбище:Пусть даже
кладбище героев. Мы можем найти новое место. Лесу не
найти новой жизни.
Серый нервно крутил перевязь. Ветерок чуть
приподнимал полы его плаща, легко ворошил густые
волосы и приятно холодил разгоряченное лицо. Серому
стыдно было признаться себе, но он даже не подумал о
том, что произойдет с Лесом. Он не подумал, а этот
огромный, глуповатый на вид великан: 'Как же все-таки
плохо мы друг друга знаем', - пришла в голову
банальная мысль, которая в ту минуту вовсе такой не
казалась: В головы. Арвид и Неф переглянулись. Волк
грациозно поднялся с травы, подошел к огру и
совершенно по-собачьи потерся о колени великана.
- Ну чего вы: - смутился огр.
- Нет, Печать я тебе все же налеплю, - усмехнулся
оборотень. - Вот хотя бы на топор:

3.
:Ночь прорезал сухой звук выстрела и крик. Крик боли.
Боли и гнева. Он прозвучал чуть протяжно и прогнал
тишину, как сторожевой пес - бродягу. Сидевшие у
костра мигом оказались на ногах.
- Орелия! - прорычал огр и метнулся в Лес. Серый
кинулся было за ним, но Неф схватил его за рукав.
- Пусти!
- Стой спокойно! Там без тебя справятся, - маг нервно
одернул плащ. Он не чувствовал опасности, но волнение
не уходило, обволакивая сознание легким налетом
паники. Впрочем, на тех, кто сейчас был - он точно это
знал - рядом с девушкой, некромант полагался целиком:
:Первым шел огр, неся на руках Орелию. Девушка
подрагивала и слабо шептала: 'Я сама: сама:'. Эльф
держал лук так, что было понятно - недавно оружие
стреляло. А последним трусил волк, таща на спине
обмякшее тело в раскрашенной одежде. Как у разведчика.

- Жива?! - взволнованно воскликнул оборотень.
- Да жива, жива, успокойся, - пробурчал огр,
осторожно укладывая Орелию на заботливо подстеленный
плащ. Рваную рану на плече девушки некромант заметил
только сейчас. Рана затягивалась, но все равно
представляла собой весьма неприятное зрелище. Впрочем,
маг такого в жизни насмотрелся:
Арвид сбросил тело на траву и, переступив через него,
подошел к Орелии. Он лизнул ее лицо раз, другой:
Девушка перестала дрожать, зевнула и тихонько
засопела.
- Рана неопасная, - прорычал Арвид, опускаясь на
землю у костра. - К утру с ней все будет в порядке.

- Гермий где? И что делать с этим? - серый мотнул
головой в сторону тела. - Он-то живой?
- Живой, - ответил волк. - Оглушил я его. Там был еще
один. Тот, что стрелял в Орелию:
- Я убил его, - эльф, казалось, выплюнул эти слова. -
Убил:
Он резко отвернулся. Бессмертный смотрел куда-то в
глубь Леса, смотрел словно сквозь Него, смотрел:
:Выбежав из-за орешника, Рип увидел падающую девушку
и человека, в руках которого слегка дымилось неведомое
оружие. Он не раздумывал. Стрела с хрустом вошла в шею
чуть выше кадыка. Человек упал на колени,
захлебнувшись кровью. Секунду они смотрели друг другу
в глаза - Бессмертный и стоящий на пороге смерти.
Человек выронил оружие и с глухим стуком рухнул лицом
вниз. В тот же миг справа от эльфа метнулась серая
тень. Арвид сбил с ног другого, не замеченного Рипом
врага, и ударом лапы оглушил его. Друзья обменялись
короткими взглядами - большего им не требовалось:
Он много раз видел чужую смерть. Много раз сам был ее
причиной. Но он никогда не убивал тут, в Лесу.
Человека - никогда. Прости, Зеленый Хозяин. Прости:
- Гермий осматривает Лес, - сообщил огр, присаживаясь
к костру. - Хотя, думаю, сейчас там больше никого нет.
Наверное, маленький отряд. Разведчики.
Некромант кивнул. Он думал так же.
- Садитесь, - сказал Неф.
Оборотень тронул эльфа за плечо. Тот встряхнулся,
подошел к огню и опустился прямо в траву. Серый сел
рядом. Мгновение спустя у костра возник Гермий и
присел на ствол возле огра. 'Никого', - бросил он.
- Я знаю, - начал Неф, - знаю, что все мы готовы
умереть за наш Лес. Знаю, что никому из здесь сидящих
и тех, кого нет сейчас у костра, не жалко себя. Жизнь
каждого - все, но теперь она - ничто. Песчинка среди
бури, капля в бушующем океане. Нет капли - не беда. Но
многие капли составляют море. Нас много, мы - море.
Это так.
- Это так, - тихо повторили остальные.
- Но есть и другая сторона. Есть Лес. Огр прав. Мы не
можем, не имеем права подвергать угрозе Его. Он годы
был нашим домом. Он стал частью нас. Или мы - частью
Него: Драться - значит, превратить Лес в могилу. Уйти
- значит, оставить дом. Потерять частичку себя. Я
боюсь первого - нет, не своей смерти, я боюсь за Лес,
как и великан - и не хочу второго.
- У нас есть еще кое-что, - прорычал Арвид.
- Говори, - требовательно произнес маг.
- Мы можем уйти вместе с Лесом, - сказал волк. - Как
Атлантида. Как Шамбала. Как Китеж. Как Пачанг:
- Мы можем, - тихо повторили остальные.
- Можем, - Орелия приподнялась на локтях и
улыбнулась. - Еще как можем!..
:Поляна гудела. Сотни звуков испускали создания,
толпившиеся здесь. Так шумно в Лесу еще не бывало.
Что-то пищало, гремело, свистело, рычало, хлопало
крыльями (а кое-кто - и ушами), сопело, звенело,
хрипело, сипело, кричало, рычало: Ах да, это уже было.
Гомон стоял неимоверный - даже во времена
строительства Вавилонской башни мир такого не видал.
Впрочем, тишина возникла сразу, как только на середину
поляны вышел седовласый маг. Он окинул взглядом
собравшихся и произнес только одно слово:
- Идем:
Тонкая белесая пелена накрыла Лес, заглушая звуки.
Деревья медленно, словно нехотя, таяли в воздухе.
Птицы испуганно жались друг к другу в своих гнездах,
какой-то мелкий зверек высунулся из норки и тут же
юркнул обратно. От греха подальше:
- Эй!
Все головы обернулись к говорившему. Человек в
раскрашенной одежде нетвердо стоял на ногах, держась
за дерево.
- Можно?.. можно мне - с вами?..