Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
"Разговор по душам"
 
.- Не люблю я зиму, волшебник, - прогудел Тигран,
залпом опорожнил кружку и покачал головой. . Не люблю.
Стерва она, зима. Жрать нечего, холодно, бело везде .
глаз не на что положить. Люди снулые, как рыба
сушеная, точно, - он взъерошил пятерней волосы на
макушке, - точно потухает в них что. Душа замерзает. -
он замолчал и вдруг, пьяно икнув, обратился к Нефу. .
Есть у человека душа, волшебник? А?
- У человека есть астральное тело, - вяло процитировал
некромант свои учебные
конспекты и икнул не менее пьяно.
- Что за тело? . взвился дровосек. . Я знаю, что у
меня тело есть, для этого ваших
академий кончать не надо! Руки, ноги. Между ног тоже
кое-что имеется, - доверительно сообщил он и хохотнул,
чуть не опрокинув при этом бочонок.
Неф посмотрел на него, поморгал и произнес:
- В башке у тебя что-нибудь имеется, дровосечина?
- В башке есть рот, - мудро провозгласил Тигран и влил
в упомянутый рот новую порцию
пива.
- Вот и видно, что у тебя в башке один рот, - рассудил
Неф и потянулся к кружке. .
Астральное тело . это душа так называется. По
научному.
- Ик, - сказал Тигран.
- Дурак, - ответил некромант и прильнул к посуде.
- Сам знаю, - внезапно согласился лесоруб. . Грамоте
даже не умею. Читать только могу
чуть-чуть. Отец научил. . Тигран закусил ус и подпер
ладонью щеку. . Умер он рано, деревом придавило. Да и
что у нас тут. ик. читать?
Неф хлопнул кружкой о стол и полез под лавку.
- Ты чего, волшебник? - всполошился Тигран.
- Читать. говоришь. можешь? . глухо прозвучал голос
снизу, и Неф показался над
столом, сунув дровосеку под нос лист бумаги. . Ну
читай. Аккуратнее хватай, олень, мне он еще
понадобится!
Тигран ухватил бумажку и повертел перед глазами,
пытаясь сфокусировать зрение. Почему-то вместо букв
ему виделось большая глиняная кружка.
- А-т-т-е-с. с. ст-а-т, - мучения дровосека были
просто неимоверны, поэтому маг
выдернул бумагу у того из рук и влез на лавку.
Покачиваясь и балансируя одной рукой, он заплетающимся
языком огласил содержимое документа:
?Аттестат об окончании свободным гражданином Нефулей
Академии Черной и Серой Магии имени аль-Хазреда и
присвоении упомянутому Нефуле звания .некромант
третьей ступени., а также почетного титула .бакалавра
Академии.. Дипломная работа о взаимодействии магии
некротической сферы и так называемого .живого. эфира
защищена успешно. Комиссия. Подписи. Печати..'
Маг торжествующе помахал бумагой, отчего потерял
равновесие и с криком свалился на пол. Нимало не
смутившись подобным конфузом, он вскоре снова оседлал
лавку.
- Видал? . гордо спросил Неф.
- Чего видал? . переспросил Тигран. . В Академии
обучался, а есть ли душа, не знаешь.
Почетный баран.
- Бакалавр, - терпеливо поправил Неф. . Наливай. Есть
у тебя душа, дровосечина, есть.
И у жены твоей есть. У всех есть! . заорал он и ударил
рукой по столешнице, расплескав пиво.
- Не ори, - пробурчал Тигран и задумчиво посмотрел
собеседнику в глаза. . Слушай
внимательно, волшебник. Чую я, что подохну скоро.
- Чего мелешь, дровосечина?! . вскинулся некромант.
- Не перебивай! . грубо оборвал его лесоруб. . Знаю,
что говорю. Ты слушай. башка
плывет. слушай. - Он подергал усы. . Ты душу вызвать
после смерти можешь? Тело это твое, научное, а?
Пивной дух куда-то исчез. Некромант потряс головой и
в упор глянул на Тиграна.
- Ты серьезно, дровосечина? . уточнил он.
- Можешь или нет? . настаивал Тигран. . Зря тебе, что
ли, бумажку накарябали?
- Не зря, Тигран, - выдавил Неф неуверенно. . Не зря.
Могу. Зачем тебе?
- Ты меня вызови. Не перебивай! Не учили вас етикету,
волшебник? . смешно было
слышать такой вопрос от крестьянина. Только Неф не
смеялся. . Вызови, когда кончусь я.
- Зачем? . опять спросил Неф.
Тигран почесал в затылке и наполнил кружки, свою и
некроманта.
- Не знаю. поговорить, - сказал он и глотнул пива. . А
то там, в мертвом-то царстве,
все, небось, такие же, как у нас зимой. или хуже.
- Ты почем знаешь? . спросил некромант.
- Мнится мне, - буркнул Тигран. . Обещай, волшебник.
Неф колебался. Душу вызвать. Это вам не ветры пускать.
Да и чего он помирать собрался,
здоровенный, любую хворь согнет-сломает.
- Волшебник?
- Конечно, Тигран. . Неф знал, что поступает
правильно. Необдуманно, но . правильно. .
Конечно.
- Хорошо, - прошептал Тигран и заглянул в свою кружку.
. Жена у меня на сносях, -
стремительно сменил тему дровосек, - через месяц-два
родить должна. Бабка сказала, сын. Представляешь,
волшебник? . крикнул он. . Сын! Сын! Хо-хо! Пока ты
будешь нянчить энтот документик, я стану воспитывать
сына. . Он весело пихнул некроманта и довольно заржал.
Неф широко улыбнулся. Все-таки очень нравился ему
этот рукастый великан, весьма проницательный и
неглупый. Говорят, будто бы среда крестьянская богата
мудростью народной, но раньше Неф видел лишь тупую
покорность судьбе и хозяину, от которой его тошнило.
Умные серые глаза дровосека смяли и выбросили это
впечатление в сточную канаву, а диковатый, подчас
грубый юмор Тиграна запросто мог отправить туда и
самого мага, только, на счастье, канавы поблизости не
наблюдалось.
Они чокнулись с размаху, и кружки лопнули, оросив
пивом стол и одежду, а дружный гогот заставил петуха
кричать раньше срока.


Неф вздрогнул и проснулся. Видение был таким пугающе
реальным, но нет . сон. Некромант отер мокрое лицо и
прислушался. Рядом кто-то чавкал. Чавкал старательно,
вкусно, даже издевательски. Маг приподнялся на локте и
огляделся. Чавкала его торба. Неф кашлянул. Чавканье
притихло, но спустя секунду возобновилось. Темп
возрос. Неф кашлянул громче и для порядка поворочался.
Чавканье прекратилось, и над краем котомки возник
маленький человечек. Он облизал пальцы, посмотрел
некроманту в глаза, пожал плечами и снова спрятался,
зачавкав паче прежнего.
?Обнаглели лепрехуны', - подумал маг и сел.
- Довольно нагло с вашей стороны жрать из моей торбы,
даже не спросив разрешения, -
заметил он, зевая.
- Не хотел беспокоить по пустякам, - сказал голос и
захрумкал.
- Спасибо за заботу, - проворчал Неф. . Там осталось
чем позавтракать?
- Признаться, сомневаюсь, - ответил голос и смущенно
откашлялся.
- Там было еды дня на два! . негодующе вскричал маг.
- Я не ел как раз два дня, - спокойно сказал голос.
Неф, встав на колени, склонился над ручьем. Плеснув в
лицо водой, он посмотрел на торбу.
- Что так? . поинтересовался маг.
Лепрехун с сочным хрустом вгрызался в, как подозревал
Неф, дикие яблоки, собранные
некромантом в дне пути отсюда. Яблоки были мелковаты и
изрядно кислили, но маг предусмотрительно набил ими
одно из отделений котомки, посчитав, что они не
помешают. Окрестности Неф знал посредственно, однако
был твердо уверен: запасы пополнить, в сущности,
негде. А еще предстоял обратный путь.
- Меня изгнало племя, - объяснил голос. . Тьфу,
червивое!
Из торбы вылетело недоеденное яблоко, шлепнулось в
ручей и поплыло вниз по течению,
пристроившись в фарватер какой-то щепке. Неф проводил
его грустным взглядом. Впрочем, он был не настолько
голоден, чтобы кидаться на объедки.
- Я поцеловал дочку вождя, - продолжал изгнанник. Он
выбрался наружу и уселся на
траву, привалившись к торбе и сложив руки на вспухшем
животике. . Ему это не понравилось.
- А ей? . спросил Неф с издевкой.
- Ей, откровенно говоря, тоже, - вздохнул лепрехун. .
В итоге дочка вождя вышла за
сына шамана, а меня побили палками и прогнали из
селения.
?Я бы на их месте сделал это намного раньше', -
подумал Неф.
- На следующий день меня, конечно же, вернули, -
самоуверенно сказал лепрехун. . И я,
знаете, не сдержался.
- Судьба не любит, когда ее испытывают, - со знанием
дела изрек Неф.
- Угу, - отозвался человечек. . Но я все-таки ее
поцеловал. Опять. И начистил рыло этому
недомерку, будущему шаману. . Он удовлетворенно потер
ручки. . А потом сбежал. Ловко, да? Хи-хи-хи! Сказать
вам честно, мне эта деревенька страсть как опротивела.
Хочется, великан меня раздери, посмотреть, что на
свете делается! . заключил он и с тяжким вздохом
поднялся. . Фух! Пойду-ка я, пожалуй. Счастливо
оставаться!
?Нахал, - подумал некромант, когда лепрехун исчез
среди травы. . Ведь даже спасибо не сказал'.
Нефа терзала неприятная мысль, что его элементарно
надули. Лепрехуны редко снимались с насиженных мест: к
условиям кочевой жизни они приспособлены не были. А
вот истории сочинять умели мастерски. Винить, однако,
кроме себя было некого. Сперва проспал, потом слушал
бредни лепрехуна, развесив уши. Последнее некроманта
беспокоило мало, а вот что касается первого. Маг
многие часы провел в пути, и чуткий сон неизменно был
его верным спутником. Потому что иначе нельзя.
Требовалось проснуться прежде, чем враг поднесет нож к
горлу и выпустит на волю томящуюся душу. Требовалось
быть первым. Или не быть. Совсем.
По поводу уничтоженных человечком запасов некромант
не особенно горевал. Бутылочку с питательным декоктом,
который он принимал для восстановления сил после
сложных ритуалов, маг держал при себе. На широком
поясе было вдосталь места для самых необходимых вещей,
вроде разного рода эликсиров и прочей магической
дребедени. Маленькие флакончики удобно размещались в
нашивных кармашках, а предметы нетекучие содержались в
мешочках либо крепились к петелькам и крючкам, коими
пояс, надо отметить, изобиловал.
Да и до цели было подать рукой. Неф встал, попрыгал,
разминая затекшие мускулы, взмахнул руками, прогоняя
утреннюю расслабленность, и зевнул, едва не вывихнув
челюсть. Он заглянул в торбу, обнаружил закатившееся в
угол яблочко и слопал его целиком. Вскинув ощутимо
потерявшую в весе котомку на плечи, некромант
перепрыгнул через ручей и пошел к оставленной на ночь
просеке. Утро шагало рядом, дружески похлопывая по
спине слабыми порывами теплого ветра. Было начало
сентября, но лето напрочь отказывалось перебираться
южнее, за горы, и уверенно висело над лесами. Солнце
быстро поднималось выше и выше, стремясь поскорее
войти в зенит. Свежий воздух теплел, хотя знойные дни
давно остались позади. На ярко-голубом шатре небосвода
облаков почти не было, лишь кое-где виднелись
нежно-белые, робко наложенные мазки. Лес облачился в
чуть потускневшие к осени, но все еще зеленые одежды и
беззаботно раскинулся вширь и вдаль, предавшись
сладкой неге.
.Спустя час размашистой ходьбы дорога вывела мага к
заброшенному селению. Приземистые домики, а местами и
полуземлянки, уныло таращились темными провалами окон,
тщетно прятали бельма натянутых на рамы рыбьих
пузырей, испуганно моргали распахнутыми ставнями,
изумлялись беззубыми ртами дверей. Из овинов несло
гниющим в снопах зерном: прохудившиеся крыши не
пускали птиц, но дождю помешать не могли.
Сажéнные поленицы стояли ровно, на укрывавших
их кожах вода скопилась в лужицы. Дрова по краям
потемнели, набухли влагой. Гниль тронула и их тоже.
Всякие хозяйственные постройки имели вид еще вполне
достойный, хотя и ненужный. Медный флюгер, сметенный,
видимо, ревнивыми птахами, валялся на обочине и
зеленел свежей окисью.
Некромант невозмутимо миновал некогда шумное село. За
околицей он повернул налево и, продравшись сквозь
кусты боярышника, вскарабкался на незначительную
возвышенность. Молча постоял перед тремя насыпными
холмиками, поросшими травой и какими-то маленькими
цветочками. Постоял, вспоминая.


.- я назову его Стурверк, - сказал Тигран. Некромант
на другом конце стола открыл один глаз. . Знаешь
почему?
- В честь деда, - предположил Неф и открыл второй
глаз. Пошарил по дереву и смахнул
на пол черепки.
- Его деда звали Тур, - возразил дровосек и поднялся.
Опираясь о стену, отправился на
поиски посуды. Чертыхаясь в темноте, своротил пару
горшочков, но кружки отыскал. . А Стурверк. Стурверк
значит .человек. ик. великого деяния.. Мой сын,
волшебник, будет великим, слышишь? Наливай!
- Только не в этой глуши, - сказал некромант,
опорожняя бочонок в глиняные сосуды. .
Ему нужно выучиться. Нужно в Академию.
- Ну уж дудки! . вскричал Тигран. . Чтоб стал таким же
дохликом, как ты?! Нет,
волшебник, я сам научу его жизни. А ты. - Он ткнул
пальцем мимо Нефа: по-видимому, некромант двоился. .
Ты, волшебник, станешь учить его наукам: грамоте,
счету.
- Механике, анатомии, географии, - добавил Неф
оживленно.
- Чего? . не понял Тигран. . Что за Гео Графиня?
- Сам ты графиня, - отозвался маг и приложился к
кружке. Оторвался, промокнул губы
рукавом. . География . это, брат, наука. Ну да ты у
нас. ик. темный. Землю изучает.
- А-а-а, - понимающе протянул дровосек, - три кита,
два елефанта.
Неф пьяно хихикнул.
- Ты научишь! . выкрикнул он восторженно. . Какие
киты? Какие елефанты? Земля-то
круглая, олень ты безрогий!
- Заку. ик. заку-у-усывать надыть, - пробасил Тигран и
покрутил пальцем у виска. .
Совсем упился, волшебник. Вот, смотри, - сказал он и
поставил на середину стола кружку. Некромант покосился
на нее:
- Ну смотрю. ну и что?
- А то, что видно, кто из нас олень, - проворчал
Тигран. . Была б земля круглая, кружка
бы к тебе поехала. И за что тебе бумажку дали? Таких
простых. ик. вещей не разумеешь. Гляди: стоит себе и
ничего, не шевельнется! . торжествующе воскликнул
дровосек.
Некромант покачал головой и сполз под стол.


.Пламя словно замерло, вглядываясь в сумрак, несмело
проникая сквозь завесу ночи. Костер робко подслушивал,
делая вид, будто считает звезды.
- Бледноват ты, братец.
- Ты тоже не шибко цветешь, волшебник.
- Попробуй вдолби молодым, что пугать старушек
подгнившими жмуриками нехорошо, я
на тебя после взгляну.
- Училой заделался?
- Да, преподаю помаленьку.
Молчание. Треск горящих поленьев.
- Что долго?
- Думал я, Тигран. Решиться никак не мог.
- А чего думать? Тяп-ляп.
- Тяп-ляп, дровосечина, только на сеновале можно.
- Ладно, не серчай. Уж больно ждать утомился.
- Ты где, в раю?
- Да бес его ведает. Валандаются бабы какие-то в
кольчугах, выпить предлагают,
развлечься. Ну, я, понятно, пил, вдругорядь
развлекался, обратно пил. А потом . надоело. Первач у
них еще ничего, а бабы неинтересные. Скучно. Есть там,
правда, певец один. Зна-атный певун! Хорошо на лютне
своей жарит, душевно. Только вот с именем незадача. Не
повезло бедняге. Цветочком нарекли. эх. запамятовал,
что за цветочек, дурья башка!
Треск горящих поленьев. Сова.
- Слушай-ка, волшебник.
- Слушаю.
- Баба их главная, когда меня сюда вела, сказывала, ты
жизнью своей платишь.
- Плачý. Стой!
- Дурак ты, волшебник. Нашел куда лета просаживать.
Так бумажку и нянчишь?
- Так и нянчу.
- Неужто растет?
- Как повернешь.
- Поверни кого-нибудь к лесу передом, а к себе задом,
и нянчи дите. Ха-ха-ха!
- Совсем ты, дровосечина, одичал в своем раю.
- Был бы мой . выгнал бы всех баб за околицу. И дурня
этого одноглазого в придачу.
- Гм?
- Мудрый больно, старый хрыч. А копье держать не
умеет.
- Ты-то откуда знаешь?
- Вижу. Я ведь, волшебник, не всю жизнь дровосечиной
был. Кой-чего нахватался.
- Ты бы лучше ума нахватался.
- Дык не от кого.
- Бедный Вельсунг.
- Что?
- Нет, ничего. Ничего.
- Ну, ничего, так я пойду. Ты это. изредка заглядывай,
коли годков не жалко.
- Загляну, Тигран.
- Ну бывай, волшебник. Извини.
- Что?
- Ничего. Бывай, говорю.
- Бывай, дровосечина. До встречи.
Ночь все сильнее бледнела. Ей нездоровилось. Некромант
разворошил посохом остатки
костра и поднялся. Впереди опять была дорога.

Февраль . март 2002