Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
"Охота, или Не хамите дракону, коли собрались на нем покататься"
 
Уже почти совсем стемнело, когда Данисси наконец
заметила внизу что-то похожее на добычу. Сегодня ей не
везло. Два раза она упускала аппетитных молодых
косуль, ускользнувших буквально из лап, да еще
какой-то неслух палил в нее из странной штуковины и
кричал непонятное и обидное слово 'динозавр'. Данисси
в ответ обозвала его про себя 'туристом' и подпалила
штаны, после чего неудавшийся охотник умчался к
ближайшему водоему. 'Сразу видно, нездешний,' -
подумала драконица, когда горе-браконьер с диким
воплем вылетел из воды, преследуемый парочкой голодных
гавиалов, и направил свои стопы к терновнику, надеясь
хоть там остаться в одиночестве. Данисси еще некоторое
время наблюдала, как несчастный пытается избавиться от
обвивших его любвеобильных змей, но скоро ей надоело.
До вечера она кружила над Лесом, тщетно выискивая, чем
бы отужинать. И вот наконец:
- Эй! Отдай! - раздался тонкий вскрик.
Данисси удивленно поглядела вниз, на схваченную тушу.
Туша была неподвижна и в
общем и целом мертва. Кричали с лесной прогалины.
Драконица заложила крутой вираж и полетела обратно.
- Глупое крылатое животное! - орали снизу. - Сама
поймать не можешь, так давай
чужое хватать?! Верни оленя, говорю!
Орал, как оказалось, низкорослый гном, облаченный в
потертую зеленую хламиду, отчего его совершенно не
было видно в высокой траве. Драконица виновато
опустила оленя на землю и примостилась рядом,
собираясь извиниться. Однако гном был так зол, что не
дал ей сказать ни слова.
- Слабых обижать, да? - возмущался он. - Неслыханная
наглость! Охотишься весь
день, убиваешь одного тщедушного оленя - и на тебе!
Тут же какая-то чешуйчатая зверюга цап его и пытается
смыться! Ну и порядочки у вас в Лесу!
- Простите, я вас не заметила:
- Не заметила? Нет, вы слыхали?! - брызгал слюной
гном. - Она меня не заметила! А
ты не заметила, - он ткнул в Данисси коротким толстым
пальцем, - ты не заметила, что олень передвигается не
сам по себе? Неужели не видно, что он не перебирает
ножками и вообще давно умер? А? А?!
Данисси смущенно помахивала хвостом, боясь вставить
хоть слово.
- Олень, понимаешь, на боку ползет по траве! - не
унимался гном. - Оленям больше
заняться нечем, как мертвыми боком ползать по траве!
Абсолютно мертвыми, до самых рожек! Олень помер и
решил навестить старое лежбище! Только ножки его не
держали, и он подумал: 'А почему бы мне, собственно,
не ползком'?! А? А?!
- Темно ведь уже, - оправдывалась Данисси. - А у вас
плащ зеленый, сливается:
Гному, похоже, надоело кричать, и он перешел на более
спокойный тон.
- Сливается, говоришь? Он и должен сливаться, -
довольно сказал гном, - чтоб
всякие, вроде тебя: А что темно, это верно. Задержался
я в Лесу, видно, ночевать здесь придется:
Данисси облегченно вздохнула. Ну и народец! Кого
хочешь с ума сведут. И чего им под землей не сидится?
Хотя, конечно, понятно: не будешь же руду кушать и
прочие дары гор. Даже тролли камнями брезгуют,
предпочитая мясо тех же гномов. Жесткое, наверное, да
не жестче булыжника. Впрочем, не удивительно, если у
этого - жестче. С таким характером только рудокопом и
быть:
- Если вам к Мглистым горам, - вежливо сказала
драконица, - я могла бы вас довезти.
- В смысле, верхом? - переспросил гном.
- Можно и так сказать, - кивнула Данисси.
- А ты не того, не уронишь? - опасливо спросил гном и
посмотрел на оленью тушу.
Ему явно не хотелось ковылять через Лес с оленем за
спиной.
Мысль сгрузить гнома в то озеро с гавиалами, конечно,
приходила ей в голову, но, будучи созданием мягким и
незлопамятным, Данисси отложила ее до поры. На крайний
случай.
- Это невозможно, - твердо и немного горделиво заявила
драконица. - Я еще
никогда никого не роняла.
- Ну, смотри, - неуверенно сказал гном. - Куда
садиться-то?
- На спину залезайте, - сказала драконица и подставила
переднюю лапу. Гном, охая
и причитая, забросил к ней на спину тушу, а затем с
трудом вскарабкался и сам.
- А держаться за что? - ворчливо спросил он.
- За чешую держитесь, - посоветовала драконица. - И
лучше закройте глаза:
:Полетала она на славу. Пока гном, стоя на
четвереньках за камнем, возвращал в этот
суетный мир завтрак и обед, Данисси полулежала на
скале и посматривала на грифов, которым очень хотелось
попробовать оленьего мяса, но взгляды драконицы
начисто отбивали у них аппетит. Один, правда, вздумал
воспользоваться темнотой и подкрался к заветной пище,
но получил такой удар хвостом, что стремительно
пролетел с полмили, даже не успев расправить крылья, и
с треском впечатался в раскидистую сосну. На этом беды
его не закончились, поскольку сверху рухнули несколько
шишек и чье-то гнездо, вследствие чего гриф
незамедлительно стал папой.
- Как вы себя чувствуете? - заботливо поинтересовалась
драконица у высунувшегося
из-за камня гнома.
- Спасибо, паршиво, - сообщил он и исчез вновь.
- Я не знала, что гномы плохо переносят полеты, -
сочувственно сказала Данисси.
- Я: тоже: не знал: - этот гном переносил их особенно
плохо.
- Зато быстро, - жизнерадостно сказала драконица.
- Слишком: быстро:
- Это, наверное, с непривычки, - высказала
предположение Данисси.
- Не: исключено:
Наконец побелевший и истощенный полетом гном появился
из-за камня. Его
явственно шатало. Он вытащил из торбы фляжку и
прополоскал рот, а затем напился.
- Фух! - фыркнул он. - Настолько плохо мне не было ни
разу в жизни. Ты всегда
летаешь ТАК?
- Обычно я летаю выше и быстрее, - сказала драконица.
Гнома качнуло.
- Бы: быстрее? - уточнил он.
- Гораздо быстрее, - улыбнулась Данисси.
Гном бессильно плюхнулся на камни и привалился к
оленьей туше.
- И зачем я в это ввязался? - проскулил он.
- Зато будет, что внукам рассказать, - утешила его
драконица. - Ну, мне пора.
Надеюсь, Блэки поймал хоть что-нибудь:

19 февраля 2002