Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
"Спор"
 
Стояли двое у ручья, у горного ручья:
О.С. Ладыженский

Сидели двое у костра, у рдевшего костра,
И спор пыла, как тот костёр, до самого утра.
Сказал один: 'Что мы богам? Им дела нет до нас.
Молитвы петь и жечь костры - постыдный, жалкий фарс'.

Лес шелестел немым листом, теней метался сонм,
Забылись птицы на ветвях тревожно-кратким сном.
Барсук, поджав пушистый хвост, казал из норки нос;
Седой волчина заскулил, что твой дворовый пёс.

'Молчи, дурак! - сказал второй. - Накликаешь беду.
Услышат боги - не пеняй, окажешься в аду'.
'Богам плевать, - ответил тот. - А может, их и нет.
Шли месяцы, идут года, бежит за веком век.

Ужели видел бога ты, ужель с ним говорил?
И здесь ты вряд ли бы сидел, когда б богами жил'.
Вставало солнце, а затем смотрело на закат.
Темно, светло, опять темно - так десять суток в ряд.

И первый встал. И он сказал: 'Пойду искать богов.
Прощай. Я вряд ли возвращусь: удел мой, знать, таков'.
Он уходил. Рассвет висел туманом над страной.
Второй чихнул: 'Да я простыл! Пойдём-ка, брат, домой'.

А первый шёл на край земли, он к радуге шагал.
За ним брели года: так льва преследует шакал.
Леса оставил позади, пустыни, гор хребты.
Трясина - ха! И реку вплавь: что до моста идти?

:Наш путник радугой идёт, открыто, в полный рост,
Но рог Хеймдалля не поёт: пустует Стража пост.
Вон кресло Одина стоит - и нет в нём никого,
И волки больше не хранят подножие его.

Нет мудрой Фригг и Фрейи нет, водительницы дев.
Нет скальда Браги: отзвучал геройских саг напев.
Нет Тора с молотом его, нет Сиф, его жены.
Не хмурит брови грозный Тир, увечный бог войны.

Нет Бальдра, Идун, Локи нет, лишь знай себе растёт
Могучий ясень Игдрасиль, что держит неба свод.
Был странник зело удивлён, прочтя на древе том
Земные руны и слова на языке родном.

'Здесь Ингварр был. Пуст Асгард, друг, богов давно уж нет.
А нам пора бы жить самим, узор сплетая лет'.
Другая надпись: 'Йон-певец. Я рад, что Асгард дик
И не течёт в Митгарде Урд, трёх вещих норн родник'.

Речей не счесть; не счесть людей, что побывали тут,
Как невозможно сосчитать тех, что ещё придут.
Наш спорщик меч свой обнажил, не сдерживая слёз.
На гордый ствол лишь имя - Ян - он бережно нанёс.

Шли месяцы, идут года, бежит за веком век.
Костёр горит. И в спор с собой вступает человек.

Ноябрь 2001.