Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
"Отпуск"
 
И чего свернул? Права Аленка, сестричка моя: дурак,
он всегда дурак. Я, то есть, всегда дурак. Хороший
такой дурак, двадцатипятилетней выдержки. Местного
разлива. Хотя еще она говорит, что я дурак
талантливый. Или, по меньшей мере, даровитый. Сестра
считает, что я пишу хорошо. А по-моему, хорошо я
только в неприятности влезаю. В эпицентр и по самый
уши. Не вытащишь потом никак. Дурак дураком.
Написано ведь: 'река Вампирка'. Так жми ты на газ,
чтоб не дай бог!.. Нет, свернуть надо,
полюбопытствовать. Дальше, естественно, больше.
Городок. Миленький такой, чистенький. И название
миленькое. Вурдалачинск. Чего не встретишь на
просторах нашей необъятной! Милсдарь Стокер, Ваш
выход. Ну что же Вы, просим, просим!..
Мотор неожиданно заглох. А еще говорят, что дуракам
везет. Наверное, только в сказках и исключительно
Иванам. Я выключил и включил зажигание. Никакого
эффекта. Я нехотя выполз наружу и откинул крышку
капота. Сделал я это просто так, для очистки совести.
Потому что машина была куплена месяц назад,
руководство 'Начинающему автомобилисту' лежало в
багажнике, а ключ от него ваш покорный слуга потерял
буквально на днях. Я глядел на мотор и внушал ему, что
он исправен и должен везти меня домой. Мотор молчал,
выражая полнейшее согласие, но почему-то не заводился.
Аккуратно пнув машину (чтоб не задавалась), я закрыл
ее на ключ и отправился в город пешком.
Нестерпимо хотелось есть, поэтому я, пересчитав
оставшиеся деньги, зашел в небольшое, но весьма уютное
кафе. Народу было немного. Я занял покрытый белой (и
чистой, надо заметить) скатертью столик у окна и,
просмотрев принесенное официанткой меню, заказал зразы
с пюре, две булочки с кремом и чай. Зразы оказались
вполне сносными. Когда я удовлетворенно дожевывал
вторую булочку, к столику подошел вихрастый парень в
короткой куртке и светлых брюках и попросил разрешения
присесть. Я кивнул, поскольку рот был набит кремом.
- Булочки у нас, прямо скажем, чудные, - сказал
парень усаживаясь. - Вы, я вижу, нездешний. Каким
ветром?
- Домой еду, - ответил я, проглотив последний
кусочек. - Из отпуска.
- С моря?
- Из леса, - улыбнулся я. Все удивлялись, когда
слышали, что я вместо черноморского побережья махнул в
глухую лесную деревеньку.
- Понимаю, - кивнул парень. - Туристы достали.
- Вроде того, - согласился я. - А чего у вас название
такое странное? Этих самых завлекаете?
Парень хохотнул:
- Если бы завлекали, назвались бы Вампироводском. Вон
и речка есть. Соответствующая. Только какой из нас
курорт? Так, отражает местный колорит.
- В смысле, водятся? - поинтересовался я.
- Водятся звери в лесу, - наставительно произнес
парень. - У нас живут. То есть живем.
- Ага, - сказал я и посмотрел на него. - А как насчет
ликантропии?..
Пока я кашлял и стучал себе в грудь, лапа на столе
снова приобрела вид человеческой кисти.
- Наглядно, - прохрипел я и вновь закашлялся.
- Вы запейте, - дружелюбно посоветовал парень. - По
первости всегда так. Некоторые даже в обморок падают.
- Не сомневаюсь, - сказал я. - Я бы и сам упал,
только жестко.
- Михаил, - он протянул руку через стол.
- Николай, - я пожал ее с некоторой опаской. Он
рассмеялся:
- Не бойтесь, я больше не буду. Как отдохнули?
- Замечательно, - сообщил я. - Вот, везу массу
впечатлений и сушеных грибов. Вез. Теперь, кажется,
придется нести.
- Мотор заглох? - догадался Михаил. - Это часто
бывает. Местность, э-э-э, некоторым образом влияет:
- Специфическая у вас местность, - заметил я.
- Уж какая есть, - весело сказал он и вдруг подскочил
к окну, принявшись в него стучать. Я посмотрел на
улицу. По тротуару бежала девушка в длинном плаще.
Заметив Михаила, она резко свернула и на всех парах
влетела в двери кафе.
- Привет, Мишка, - бросила она.
- Здравствуй, Стелла, - ухмыльнулся парень. -
Познакомься, это Николай.
Она мельком взглянула на меня. Это отчего-то задело.
- Очень приятно, - сказал я холодно.
- Угу, - буркнула она и нетерпеливо огляделась. -
Есть у вас где спрятаться?
- А что? - спросил Михаил.
- Да опять папины бугаи: - девушка в отчаянии
всплеснула руками. - Никакого спасу!
- Под стол полезай, - предложил парень. - Мы скатерть
сдвинем.
- Еще чего! - возмутилась Стелла.
- Полезай быстрее! - воскликнул Михаил. - Вон они,
твои бугаи. Лезь, кому говорю!
Девушка без промедления метнулась под стол, а Михаил
умело спустил край скатерти вниз. По улице
передвигались два амбала, другого слова и не
подобрать. Большие такие и вид тупой-тупой.
- Болваны, - осклабился Михаил. - Ифриты, что с них
взять.
Я похлопал глазами и промолчал.
- Двое? - послышалось из-под скатерти.
- Ага, - подтвердил оборотень.
- Отлично! Значит, одного я все же:
- Скажите, вам там удобно? - съязвил я и тут же
тихонько взвыл от боли.
- Не ерничайте! - раздалось снизу. - Удобно везде,
где безопасно: Костлявый вы, однако. Весь кулак
отшибла!
- Уж какой есть, - сказал я, посмотрев на Михаила и
потирая голень. - Вы в другой раз полегче, больно
все-таки.
Скатерть молчала. Потом послышалось негромкое:
- Извините, - и Стелла высунула голову наружу. -
Опять я не рассчитала. Очень больно?
- Терпимо, - слабо улыбнулся я. На самом деле
ощущения были как после доброй дубовой палки. И откуда
такая сила?
- Извините, - повторила она и исчезла, потому что
дверь кафе открылась и на пороге возникли амбалы. Один
из них посопел, повертел тяжелой головой и направился
к нашему столику. Михаил лучезарно улыбался, я
старался не отставать. Ифрит хмуро посмотрел на
Михаила, на меня, опять на Михаила и глухо проговорил:
- Где?
- Что? - парировал парень.
- Не шути, оборотень! - рыкнул ифрит. - Где она?
- Не знаю, кого вы ищете, но здесь ее точно нет, -
отбивался Михаил.
Ифрит внезапно наклонился и, отдернув скатерть,
заглянул под стол. 'Не такой уж он тупой', - подумал я
и сделал то же самое. Под столом, разумеется, никого
не оказалось. А если бы ифрит, как я, посмотрел вверх,
он увидел бы висящую у самого потолка Стеллу. Девушка
улыбнулась, подмигнула мне и поднесла пальчик к губам.
Я пожал плечами: мол, о чем вы говорите, - и
хладнокровно положил в чай пятую ложку сахара, чуть не
раскокав сахарницу.
Ифрит опустил скатерть, разогнулся и в упор поглядел
на меня. Я развел руками и виновато улыбнулся. Амбал
нецензурно выругался и покинул кафе вместе с
товарищем. Едва дверь захлопнулась, я вытер со лба пот
и положил в чай шестую ложку сахара, а Михаил
расхохотался и бодро похлопал меня по плечу.
- Молодец! Николай - победитель ифритов! - веселился
он, незаметно для себя перейдя на 'ты'. - Ты теперь
герой!
- Местного значения, - пробурчал я, глотнул чаю и с
отвращением выплюнул его обратно в чашку. - Ну и
мерзость!
Стелла тем временем опустилась с небес на землю и
присела на соседний стул.
- Миша прав, вы молодец, - сказала она тепло. -
Обычно люди: неадекватно реагируют: в обморок, к
примеру:
- Я как раз собирался, - вымученно пошутил я.
- Нет, что я говорил! - вскричал оборотень. - Герой!
Сил у меня достало только чтобы отмахнуться.
- Бежать надо, - девушка безразлично листала меню. -
Не могу здесь больше.
Михаил хитро посмотрел на меня.
- Есть идейка, - он довольно потер руки.
- Выкладывай, - Стелла развернулась к нему, оставив
меню в покое. Оборотень ткнул в мою сторону.
- У него машина тут неподалеку стоит. Подбросишь,
избавитель?
Я развел руками:
- Подброшу, если заведешь.
- Правда?! - загорелась Стелла. Я кивнул.
- Я твою колымагу заведу в два счета, - заверил
Михаил.
- И ничего не колымага, - обиделся я. - Хорошая
машина, новая, месяц ей всего.
- За месяц что угодно можно так уездить: -
глубокомысленно изрек Михаил и ухмыльнулся. Стелла
вскочила и потянула меня за рукав:
- Давайте, Коля, поехали! Я от этой дыры так устала,
и от папиной опеки тоже:
- А папа ваш меня не того?.. - робко спросил я.
- Ежели догонят, тогда, конечно, того, - успокоил
оборотень.
- Дурак ты, Мишка! Мы же тихо уедем, никто не узнает.
- Тихо только ковры-самолеты летают, - сказал Михаил
себе под нос, но Стелла уже тянула меня прочь из кафе.
Машина стояла там, где я ее оставил. Я сел и
попробовал завести. Как бы не так. Я жалобно посмотрел
на Михаила. Оборотень засучил рукава и наполовину
скрылся в моторе. Не знаю, что он там сделал, но
машина с третьей попытки утробно заурчала. Стелла
вскочила на заднее сиденье, Михаил сел рядом со мной,
сказав: 'Провожу немного'. Я развернулся и дал газу.
Выехав на шоссе, я собирался прибавить еще, когда
прямо посреди дороги возникли наши старые знакомцы
ифриты.
- Тьфу ты, несчастье! - воскликнул я.
- Уладим, - улыбнулся Михаил. Он выпрыгнул из машины,
упал на четвереньки и, превратившись, протяжно завыл,
обратив кудлатую голову в сторону леса. Ифриты
переглянулись, а когда снова посмотрели на оборотня,
оказалось, что он не один: Пока волки мутузили истошно
вопивших ифритов, я вдавил педаль газа и машина
понеслась прочь. Один из серых повернул голову вслед
удалявшемуся автомобилю и кивнул, прощаясь.

Мы поженились через полгода, скоро ожидаем
прибавления в семействе. Миша раз в месяц заезжает в
гости на своем молоковозе. Только возит он не молоко и
не то, о чем вы подумали. Жену он возит. Русалка у
него жена...

Январь 2002