Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
"Странствия викинга: Глава 1 - Последний поход"
 
Холодный северный ветер что было сил надувал полосатый парус. Хмурые хирдманы временами посматривая на корму, в такт накатывающимся волнам погружали весла в воду.
- Хватит, можете отдохнуть, - раздался громовой голос с кормы, где широко расставив ноги и крепко держа стир стоял их ярл.
Обессиленные воины вытащили весла и повалились на скамьи, не в силах подняться. Харальд посмотрел на свой хирд и усмехнулся, согревшиеся воины бродили по кораблю делая будничную работу, кто занялся починкой порванной кольчуги, кто подтягивал парус.
Ветер крепчал и перегруженный добычей драккар ныряя носом в волны стремительно несся вперед. Приближался Йоль, а Харальд обещал своей Асьхен что вернется пораньше, чтобы успеть раздать подарки. Налетевшие тучи тревожили ярла, он знал что если сейчас начнется шторм он может продолжаться несколько дней.
Узенькая полоска берега медленно приближалась, мимо уже проплыл знакомый Харальду с детства остров, куда они плавали вместе с друзьями, пока отец не принял его и не взял в хирд. Воспоминания об отце опять испортили настроение ярлу, он все никак не мог простить себе что успей он на день раньше отец бы остался жив. Он погиб забрав с собой последнего воина Старка Рыжего предательски напавшего на их фиорд. Когда Харальд появился дома, то увидел свою мать которая сидела с белым лицом над телом отца, вокруг которого потом насчитали аж тридцать трупов. Мать Харальда не на долго пережила своего мужа, спустя зиму, как сошел со скал снег она тихо скончалась у себя в постели. Харальду пошла уже 22 зима. Молодой урманский ярл одержимый местью буквально разобрал по бревнышку дом Старка, вся его семья была убита при попытке защитится. Забрав все ценное Харальд уплыл домой, и в этот год его драккар больше не покинул своего сарая. На следующий год похоронив отца и мать Харальд взял в жены Асьхен дочь Бейми. Бейми был его соседом-датчанином, он жил в основном торговлей, но если дела шли плохо был не прочь вспомнить свою удалую молодость. Прожив с Асьхен три года и направляя нос своего драккара в основном на север и запад он решил испытать счастья и на юге, где он не разу не был и где, если верить рассказам Олафа Пивной Бочки, делали самое лучшее во всем Мидгарде вино.
Нагрузив добычей свой драккар, ярл возвращался домой чрезвычайно довольный собой, так как вино оказалось действительно вкусное и крепкое, а в трюме драккара его стояло целых три бочки. Правда, чтобы подобраться к ним пришлось бы разобрать завалы из золота, дорогой посуды, оружия и прочего барахла, что хирдманы натащили во время высадок на большую землю.
Вспомнив их противников, ярл презрительно сморщился. Таких слабых воинов он еще не видел. Клин хирдманов разбил строй франков, пытавшихся защитится длинными копьями и большими прямоугольными щитами, потеряв всего трех человек, да и то молодых рвущихся в бой. Воины Харальда сломав строй противника развернулись в две сварги окружая противника и тут уже потери понесли исключительно копейщики франков. Длинные копья плохое оружие в ближнем бою. Побросав свои тяжелые щиты и копья они бросились врассыпную, заканчивая свою жизнь либо на острие меча, либо на наконечнике стрелы. Лучники отданные под начало Атли неплохо справлялись со своим делом. Зажатые между двух огней франки попадали на колени и сдались на милость победителю.
Негромкий крик Сигурда вывел ярла из размышлений. Невдалеке, всего в трех полетах стрелы, пытаясь пройти в тени острова, тихо скользил корабль. Даже на таком расстоянии Харальд разглядел высокие борта и свободное от весел пространство в середине. Узнал и стандартное строение торгового корабля франков.
'Торговый кнарр? Интересно чей и почему пытается скрытся от меня?' - быстро пронеслось в голове викинга, - 'Урманны или датчане, а может еще кто, надо бы узнать чего они хотят? .'
Руки сами собой сделали небольшой разворот. Викинги тоже заметили вражеский корабль, они стали натягивать кольчуги и усаживаться по своим местам. Еще немного повернув драккар и приказав сложить парус, ярл поставил к стиру Ингви доказавшего свое умение управлять кораблем, а сам направился к форштевню, поправляя по пути кольчугу и доставая свой ужасного вида топор. Как не тяжел был драккар, но толстому кнарру не уйти от морского охотника. На кнарре это видимо поняли и до хирдманов донесся звук одеваемых доспехов. Корабли медленно сближались.
Харальд вдруг вспомнил где видел похожие корабли - в землях франков, откуда он сам и возвращался. С кнарра выпустили тучу стрел, которые утыкали драконью морду и щиты драккара, но не одна не задела закованных в железо морских воинов. Один хранил их для танца мечей. Сделав еще три сильных гребка и вытащив весла, хирдманы начали выстраиваться вдоль правого борта. Первым естественно стоял сам Харальд, затем Сигурд, следом Хегни, Олав, и викинг со странным именем Квилл.
Придя из гардарикских лесов и попросившись в хирд, еще когда Харальду было 19 зим и он только начинал свой путь воина. Темно-рыжими волосами и могучим телосложением он выделялся из обычных молодых воинов приходящих в хирд, хотя как он сказал ему было всего восемнадцать. И что было очень странно - Квилл умел считать. А умение считать считалось поистине божественным даром, из хирда умел считать только сам Харальд, да еще его отец. Квилл снискал уважение и зависть даже у убеленных сединами хирдманов, когда показал свою удаль и исскуство обращения с оружием.
- Отец и мать умерли когда я был еще мальчишкой, родных больше не осталось. - рассказывал Квилл свою историю - Однажды мимо нашей деревни проходил отряд воинов и один из них Святослав забрал меня с собой. Он и обучил меня воинскому исскуству.
- Уже скоро два года как он погиб, - грусно и склонив говолу молвил новоявленный хирдман - он погиб как и подобает воину, с мечом в руке.
- Наверное пирует сейчас в Валлгале - с завистью добавил Сигурд.
Квилл только молча кивнул. Мечом он махал умело, к веслу приучился буквально в первом же походе, где и взял в бою и меч, и кольчугу. И с ним стали считаться, Харальд вскоре за проявленное мужество поставил его в первых рядах.
Следующим за Квиллом стоял Свейн, Харек, Гор и остальные. Корабли медленно приближались, опустились первые неопасные удары на щиты хирдманов. Из-за спин викингов вылетели крюки и багры, стягивая корабли друг с другом. Тихонько щелкнула тетива у Атли стоящего за строем хирдманов, ему вторила вторая, третья, и вот уже все три десятка лучников обрушили смертельный ливень на защитников кнарра. Франки огрызались редкими выстрелами, которые не причиняли вреда воинам Харальда, стрелы скользили либо по броне либо по щитам, видимо у франков не было нормальных лучников.
- Во славу Одина, братья хирдманы, - проревел зычный голос ярла - Покажем этим сухопутным червям дорогу в Хель.
Разом спустили тетивы лучники Атли огласив воздух свистом трех десятков стрел. В образовавшуюся брешь поспешили спрыгнуть стоящие рядом хирдманы, прикрывая друг друга большими круглыми щитами, они начали оттеснять неприятеля от бортов, давая возможность ступить на палубу и остальным. Широкий и мощный удар топора ярла расколол щит оказавшегося перед ним воина, резкий взмах меча Сигурда и вражеский мечник упал с вспоротым горлом, на его место уже спрыгивал Олав, за ним Квилл и Хегни, их мечи буквально сделали просеку в строю противника. Сломав вражеский строй, викинги взяли их в клещи и медленно оттесняли франков на корму. Никто не просил пощады и не пытался сдатся. Хирдманы уважали такого противника. Подскочив и ударив своим щитом по вражескому Квилл пригнулся и с разворота взмахнув мечом всадил его на целую ладонь в открывшийся бок вражеского воина, еще не придя в себя от удара франк медленно повалился на спину. Невдалеке раздавался громкие звуки ударов топора Харальда и вторящие ему вскрики франков оказавшихся на пути ярла. Рядом громко звякнула тетива и отклонившись в сторону буквально на два пальца от сердца в плечо Хегни вонзилась длинная франкская стрела.
- Атли, Хейд тебе в жены, почему лучники еще живы?! - перекричав шум битвы раздался голос ярла.
Буквально тут же в незадачливого франкского лучника вонзилось сразу три стрелы. Харальд оглядел своих - потерь не было если не считать раненых Клэвина и Хегни, которые продолжали сражаться как будто и не замечали кровоточащих ран. Строй викингов тянулся изломаной стрелой вдоль всего носа и борта кнарра. Ярл видел что франкам нужно всего одно усилие и они прорвут строй викингов.
- Стой! В сваргу! Ну же! - снова, как грохот, разнесся над сражающимися приказ Харальда.
Сам ярл весь покрытый кровью держа в обеих руках свой топор, остался позади. Пространство перед быстро отступившими на корму франками быстро заполнилось стеной щитов из-за которой хищно выглядывали лезвия мечей. Франки потеряв всех своих лучников не могли высунутся из-за щитов, тут же летели беспощадные, несущие смерть стрелы.
- Вперед! Пошли дети Хеймдалля!
Стуча с такт движению мечами по щитам, хирдманы начали медленно надвигаться на побледневших франков. Уже не летели стрелы, лучники Атли не хотели задеть своих. Громкий стук множества мечей о щиты вывел из себя некоторых франков и они выбежав из-под зашиты своего строя не в силах сломать сваргу викингов гибли на мечах хирдманов. Оставшиеся франки переглянулись и громкими криками, подражая строю воинов Харальда бросились на подступающую стену смерти. Снова зазвенели мечи, и защитники кнарра один за другим умирали или отходили назад раненые. Никто из франков не просил пощады. Глядя на них ярл понял что эти не сдадуться и будут стоять до последнего.
- Назад! Нори назад! - звучал голос Харальда - прикрой соседа, строй сломаешь. Все назад! Быстро!
Викинги не ломая строй отошли на несколько шагов.
- Сдавайтесь! - прогремел на ломаном языке саксов голос ярла - Вы храбро сражались, но вы не выстоите против нас.
- Зачем это нам, - вперед выступил длинный как ясень франк с проседью в висках - Вы нас все равно убьете.
- Я подарю вам жизни, вы честно сражались и не просили пощады, - вышел к нему весь обагренный кровью Харальд - Кнарр наш, но вы можете отправляться куда захотите, я не держу вас, ваше оружие можете оставить при себе.
- Почему это ты - викинг отпускаешь нас?
- Я уже сказал тебе воин почему, не испытывай мое терпение! Ваш кнарр заберете, когда мы его разгрузим. Потом можете плыть куда хотите.
Франк медленно поклонился Харальду и пошел к своим воинам. Викинги и франки забыв о вражде разбрелись по кнарру помогая раненым и ища убитых. Ярл мысленно подсчитал свои потери - двое убитых и пятеро раненых, совсем неплохо в отличие от франков, которые потеряли около пяти десятков убитых, а все остальные были ранены, невредимых не было совсем. Олаф, конечно, сразу полез в трюм. Харальд смывал с себя кровь и подтачивал топор. Привязанный веревкой толстый кнарр его не беспокоил, Атли и его лучники попеременно следили за сидящими на корме франками. Ветер стих и пришлось снова доставать весла. Молодые хирдманы восторженно, уже в который раз обменивались рассказами о схватке сильно приукрашивая и без того красочные рассказы. Бывалые воины посмеивались в усы и вспоминали себя в их возрасте. Свейн лучше других знавший как лечить раны, вытаскивал стрелу из плеча Хегни, обильно полившуюся из раны кровь он остановил прижав к ране кусок льна взятого с кнарра. Гор с еще двумя викингами затянули песнь о походе славного Тора в Нифльхейм. У стира бессменно с начала боя стоял Ингви.
'Надо бы сменить его, а то уже темнеет' - подумал ярл.
У мачты сидел Квилл и грустно смотрел вдаль.
- Послушай Харальд ярл, - обратился он к проходящему мимо Харальду - я последний поход иду с вами, мне надо уходить.
- Куда? - ярл присел рядом со своим хирдманом - ты хороший воин, мы приняли тебя в род, зачем тебе уходить?
- Меня зовет дальняя дорога мой ярл, последний Йоль я с вами, потом я отправлюсь один.
- Что ж, раз такое твое решение. Не буду тебя убеждать, знаю ты уже все решил. Пусть поможет тебе Один в пути.
Ярл поднялся и пошел к Ингви. Квилл с болью посмотрел на уходящего Харальда.
'Сколько я уже с ним? Скоро четвертая зима как они меня приняли' - подумал и загрустил хирдман - 'Но что же тянет меня отсюда? Один помоги мне!'
Однако все шло своим чередом. Прибыв домой и рассказав о своих странствиях ярл наблюдал как шла разгрузка кнарра и его драккара. С драккара снимали мачту и загоняли его в сарай до следующего года, ремонтировался такелаж, просматривали дно. Оставшихся четыре десятка франков накормили и предложили переждать зиму, а весной отправится в путь. Ошеломленные таким приемом франки рассказывали что их священники говорили о том что викинги не берут пленных, а если и берут то убивают их. Молодые хирдманы похватав своих невесток рассказывали им о битвах и своем участии в них приукрашивая все что только можно, враги у них исчислялись сотнями и были вооружены до зубов. Начиналась обычная подготовка к зимовке и празднованию Йоля. Лишь один воин не принимал участия во всеобщем веселье. Квилл знал что скоро сойдут снега и ему придется уйти. Зачем и почему он не знал, знал только что надо. Так была вплетена нить его жизни в узоры норн и он не мог не подчинится им.

Продолжение следует:

Kvill. Москва 2002 г.